Женщины, которые до войны не занимались секс-работой, сейчас это делают: об интиме на нуле, проблемах с полицией и насильниках

Читати українською
Автор
774
Женщины, которые до войны не занимались секс-работой, сейчас это делают: об интиме на нуле, проблемах с полицией и насильниках

Пока государство не признает секс-работников и не даст гарантий неприкосновенности они из тени не выйдут

В мире 2 июня отмечают международный день секс-работников (International Whores Day). История даты связана с демонстрацией во французском городе Лион, когда в 1975 году женщины вышли на улицы с протестом против насилия и дискриминации со стороны полиции, требуя своих прав как работников.

Сфера секс-услуг существует и в Украине. Как много у нас секс-работников? С какими проблемами они сталкиваются? Как война повлияла на этот сегмент теневого бизнеса и, собственно, почему он до сих пор остается в тени, ведь президент Владимир Зеленский и его команда обещали легализовать секс-работу.

Эти и другие вопросы "Телеграф" обсудил с директором БО "Легалайф-Украина" Наталией Исаевой. Благотворительная организация уже много лет оказывает помощь отечественным секс-работникам по принципу "равный-равному", ведь сама правозащитница также работала в сфере секс-услуг.

Секс-работников в Украине около 80 тысяч

— Наталья, 2 июня отмечают Международный день секс-работников. Хотелось бы понять, а как в Украине выглядит этот рынок? Какой он?

Это вообще-то не рынок, это ведь не товар! Лучше говорить как обстоит ситуация с секс-работой и секс-работниками.

Принимается.

А выглядит, как и выглядело: есть административная статья (статья 181-1 КУоАП "Занятие проституцией". — Ред. ), есть уголовные статьи (статья 302 УК Украины "Создание или содержание мест разврата и сводничество", статья 303 "Сутенерство".- Ред.) А полиция как не хотела, так и не желает из своих рук контроль отпускать.

Что имеете в виду?

— Они хотят иметь возможность давать показатели за счет раскрытия этих преступлений. А возьмем, к примеру, "Создание мест разврата". Люди объединяются, чтобы вместе работать, потому что когда они снимают одну квартиру, так экономически выгоднее.

Есть оценки, сколько в Украине задействовано людей в сфере секс-услуг?

— Полиция ведет свою статистику по 181 статье, но она ни о чем, потому что они не считают людей, они считают дела. Например, в Ивано-Франковской области один только человек попал под ответственность за занятие проституцией. Вряд ли там в реальности одна секс-работница, но они одну только поймали, либо на нее составили протокол, а все остальные, наверное, либо откупились (дали "на бензин"), либо договорились как-нибудь.

Но! В Украине есть программы профилактики ВИЧ, СПИДа и туберкулеза. Это государственные программы и различные сервисные организации и медицинские учреждения раздают презервативы, тестируют, лечат, консультируют по поводу безопасного поведения. И здесь, кстати, конфуз: с одной стороны наказывают, а с другой стороны, государство поддерживает программами.

Государство должно как-то просчитать, сколько нужно денег на презервативы, консультации, оплату тестирования и так далее. Это оценочное количество считали, оно утверждено Минздравом еще перед началом коронавируса, поэтому можно говорить, что приблизительное количество секс-работников в Украине 80 тысяч.

Правда, считали женщин, а мужчины тоже есть, оказывающие сексуальные услуги за вознаграждение. Есть трансгендерные люди, так или иначе вынужденные оказывать сексуальные услуги за вознаграждение. То есть 80 тысяч, можем считать, что и сейчас есть.

Секс-работа ради выживания

Вы говорите, что считали до пандемии, а с началом широкомасштабного вторжения секс-работников стало больше или меньше? Как война оказала влияние на эту сферу?

— С началом полномасштабного вторжения часть людей, женщин с детьми, уехали за границу, спасая свои семьи. Но одна часть уехала, а другие женщины, никогда до полномасштабного вторжения не занимавшиеся секс-работой и не оказывавшие сексуальные услуги, стали внутренне перемещенными лицами. Поддержка ВПЛ со стороны государства – 2 тысячи гривен. Это вообще ни о чем!

А человек, например, потерял свой дом на Харьковщине, перебрался в Киев, а арендная плата в городах, куда поехали спасаться люди, резко возросла до небес. Государство не поддерживает, потому что этих двух тысяч не хватает (а сейчас выплаты ВПЛ вообще отменяют), и что женщине делать? Как и где жить, как жить? Поэтому женщины, которые до полномасштабного вторжения никогда не занимались секс-работой, вынуждены сейчас ею заниматься, чтобы выжить. Потому как было 80 тысяч, так считается и сейчас.

Так общество скажет – не за что жить, пусть идет уборщицей…

— Например, человек болен, лечится и по состоянию здоровья вынужден принимать лекарства. Надо где-нибудь заработать. Лекарство нужно здесь и сейчас, а не тогда когда где-то уборщицей через месяц выплатят заработную плату. И они уходят в секс-работу.

Есть еще транслюди. Это небольшая часть, но они есть. Они сталкиваются с дискриминацией со стороны работодателей. Человек не может устроиться на работу, например, в сферу общественного питания, потому что "что-то с ним не так": кадык выдает или выглядит как женщина, голос не такой, или идентифицирует себя как женщина, а паспорт на мужское имя. И многие работодатели не берут таких людей на работу. Устраиваются такие люди, если у них есть возможность, опыт и навыки, в ИТ-сферу или туда, где меньше нужно пересекаться с другими людьми.

Существует ли сфера секс-услуг близко к линии фронта?

— Существует… Какие потребности здорового, полноценного человека? Это еда, безопасность, сон и секс. И ребята, наши защитники, тоже нуждаются в сексе.

Общество мужчин не осуждает

А какой процент мужчин занят в сфере секс-услуг?

— Никогда государство не считало. В своих программах все ориентировалось именно на женщин. Ну и чаще в секс-работе традиционно больше женщин. Мужчины есть, но здесь есть момент так называемого общественного осуждения. Не осуждают мужчину, который за счет женщин выживает. Скажут, что альфонс и все. А плохо относятся именно к женщинам. Альфонсы себя и не считают секс-работниками. Мужчина, находит себе богатую женщину, удовлетворяет именно ее, ходит в тренажерные залы, следит за собой, поэтому они себя и не считают секс-работниками. И полиция их не считает, а ловят именно девушек.

Не забывайте и о тех, кто работает онлайн. Они не вступают в интимную связь физически с другим человеком, но производят порнографический контент в сети. На этих людей программы профилактики ВИЧ и СПИДа не рассчитаны и они не считаются.

Но надо понимать, что четко вычислить мы не сможем, пока государство не признает нас как секс-работников и не даст гарантии, чтобы мы не боялись и вышли из тени. Только тогда мы сможем сосчитать всех точно. Тогда и государство сможет четко выяснить, кому из этих людей действительно нужна помощь, чтобы они вышли из этой сферы, потому что они по каким-то причинам не видят иного выбора в другой сфере.

Относительно политики государства. Мы же помним, что когда "Слуга народа" заходила в парламент, то были идеи создать легальные правила в сфере секс-услуг. Что сейчас с этими планами?

— Еще в 2015 году Андрей Немировский первый законопроект подал (депутат VIII созыва ВР от "Воли народа" Андрей Немировский зарегистрировал законопроект "О регулировании проституции и деятельности секс-учреждений", но потом его отозвал. — Ред. ), тогда все и завертелось. Но всегда оно было "не ко времени", всегда поднимался просто хайп. Владимир Зеленский в своем предвыборном интервью говорил, что был бы не прочь сделать какой-то отдельный город, чтобы там были все эти вещи. И все.

Правоохранительная система, начиная с СССР, привыкла просто делать статистику. А на ком проще всего ее делать? Поймать за проституцию или подбросить наркотики. Кстати, поэтому правоохранители так и не хотят отпускать контроль за медицинским каннабисом.

По вашему мнению, как нужно сделать, чтобы секс-работа была легализована в Украине или хотя бы декриминализирована?

— Мы не говорим о легализации. Достаточно внести изменения в законодательство на примере Новой Зеландии, Бельгии, где признали секс-работников работниками и предоставили им все те же гарантии, что и другим работникам в различных сферах. Не нужно отдельное законодательство. Человек сам будет выбирать, каким образом ему взаимодействовать с государством: открывать ФОП, наниматься к кому-то, или платить налог как физическое лицо.

Человек не должен бояться, а правоохранительная система не должна гоняться за секс-работниками, чтобы сделать статистику, а работать над прекращением тяжких преступлений. Когда секс-работницу изнасиловали или избили, злоумышленника не накажут, потому что секс-работница никуда не пойдет жаловаться.

Почему секс за деньги – это плохо?

Все-таки, этих цивилизованных правил нет из-за сопротивления правоохранителей или просто общество к этому не готово, осуждает и не считает, что это нужно? Или все вместе?

— Такое впечатление, что общество все-таки молодеет, приходят новые умы, та же партия Зеленского – молодые нардепы, они же не из пещер вылезли, европейские ценности… Но почему-то все начинается все с начала: это безнравственно. То есть секс – это хорошо, а секс за деньги – это плохо? Ну секс и есть секс. То есть если я люблю секс не классический, то почему государство должно ко мне лезть? Если это добровольно, то государство должно создать условия, чтобы люди в стране могли и хотели продолжать здесь жить.

Украина уверенно двигается в ЕС. На этом пути государству придется изменить правила, вывести из тени сферу секс-услуг, по примеру других стран Европы?

— Только если наше государство перестанет слушать церковь. Церковь – это общественное объединение. Законотворцы не должны спрашивать у церкви, как людям жить. А у нас всегда — "церковь против", те — против… Надо спрашивать самих людей в этой сфере, какая им помощь нужна. Надо спрашивать самих секс-работников: "Почему ты в этой сфере? Может, тебе не хватает помощи?" Чтобы те, кто хотел бы заниматься этим дальше, были защищены, а те, кому нужна помощь, действительно ее получили.

К примеру, наша организация помогает секс-работникам восстанавливать паспорта и люди покидают секс-работу. А почему женщина до сих пор сама не сделала паспорт? Потому что есть много причин, та же бюрократия (некому подтвердить личность, ведь родственников нет). Мы берем на себя эту бюрократию и люди вздыхают: "Наконец-то теперь я могу пойти в другую сферу работать".

У вашей благотворительной организации есть горячая линия. А с какими запросами чаще всего обращаются секс-работники? Какие типичные проблемы?

— Если это ночное время, то звонят по телефону какие-то непонятные мужчины, мол, я хочу спасти секс-работницу, хочу с ней жить… Бесплатный секс ищут.

Когда же звонят именно секс-работники, то еще со времен коронавируса, когда была куча ограничений, города закрыты, а есть хочется и люди обращались, где найти помощь. Мы тогда закупали продукты, средства гигиены и присылали по 16 городам Украины, где мы работаем.

С началом полномасштабного вторжения мы стали компоновать аптечки, помогать спальникам, павербанкам.

Большая часть запросов – проблемы с полицией и что делать. Также восстановление паспортов, возобновление социальных выплат, как устроить ребенка в садик. То есть именно вопрос бюрократии.

Также вопрос, где получить презервативы, где протестироваться, что делать, если презерватив порвался. Различные вопросы.

Клиент получает услугу, а насильник совершает преступление

Насилие со стороны клиентов. Насколько это распространенная проблема?

Клиенты не насилуют. Насилуют насильники и преступники, которые приходят под видом клиента совершить преступление. Клиент приходит, получает услугу, платит деньги и уходит. А насильник приходит совершить конкретно преступление. Но проблема в том, что этих преступников никто не ловит. Полиции оно "по барабану". Когда-то мы по всей Украине учили две тысячи полицейских (в рамках тренинга "Преодоление стигмы и дискриминации в отношении секс-работников со стороны представителей правоохранительных органов", — Ред .) давали им задачу: рассмотрим ситуацию, что вы работаете в райотделе, приходит секс-работница и говорит, что ее избили, забрали деньги. Ваши дальнейшие действия? Знаете какой ответ давали в 70% случаев?

Что не будет никаких действий?

Хуже! Составлю протокол за занятие проституцией. То есть человека и так изнасиловали, а он еще его донасилует. А вообще-то изнасилование гораздо более тяжкое преступление, чем административное правонарушение. Поэтому все эти насильники и злоумышленники остаются на свободе и дальше продолжают насиловать, воровать вещи и еще и запугивают, мол, расскажут, чем секс-работница занимается.

Когда поднимают тему легальной работы в сфере секс-услуг, то главный аргумент всегда таков: это дополнительные налоги для государства. А о каких средствах можем говорить? Есть какие-то подсчеты?

— Давайте считать иначе: сколько сохранится в государстве средств, которые потом не будут тратить на лечение людей. Если человек заболеет ВИЧ, государство предоставляет лечение бесплатно. А это налоги, и эта нагрузка ложится на медицинскую систему.

У нас на сайте был опрос. Около 75% секс-работников готовы платить налоги, но не обязательно как ФОП. Многие секс-работники готовы к кому-то устроиться, чтобы этот менеджер уже отчитывался государству. Как это в Новой Зеландии, Бельгии. У кого есть возможность вести ФОП и заниматься не только секс-работой, а еще, например, парикмахерством, маникюром, то они готовы работать и как ФОП, потому что у них уже он оформлен, нужно только добавить себе другие услуги. Но это не профессия. Это не должно быть профессией. Это просто услуга, просто труд. Потому мы и говорим секс-работники, а не секс-рабочие.